Жаботинский леонид иванович

Алан-э-Дейл       15.07.2022 г.

Биография

Леонид Иванович Жаботинский родился 28 января 1938 года в советской Украине в селе Успенка Харьковской области. В детстве пришлось пережить немецкую оккупацию и голодные послевоенные годы. После 8 класса Леонид работал токарем на ХТЗ, посещал вечернюю школу и занимался штангой.

Первый раз в этом виде спорта Леонид выступил в 1957 году на чемпионате Украинской ССР и завоевал бронзу.

Первый мировой рекорд (рывок в 165 кг) он установил в 1963 году, тогда же и стал членом сборной СССР и третьим на ЧМ в Стокгольме.

В 1964 году на Олимпиаде в Токио Леонид Жаботинский установил олимпийский рекорд в рывке (167,5 кг) и в сумме троеборья (572,5 кг), а также установил мировой рекорд, толкнув 217,5 кг, тем самым обойдя своего конкурента, прославленного тяжелоатлета, чемпиона мира и Европы, олимпийского чемпиона Юрия Власова. Это было эпохальное противостояние, и в нем Жаботинский одержал свою главную спортивную победу – стал чемпионом олимпийских игр.

Леонид Жаботинский и Юрий Власов

В том же году знаменитый чемпион получил диплом харьковского пединститута и вступил в Коммунистическую партию.

Через четыре года на Олимпийских играх в Мехико Леонид Жаботинский превзошел результаты Токио, став двукратным олимпийским чемпионом, с весом в троеборье 572,5 кг, толкнув 202,5 кг и установив два олимпийских рекорда: в рывке – 170 кг и в жиме – 200 кг.

Через год после олимпийского триумфа спортсмен перенес сложную операцию по удалению камня из почки, после чего ему пришлось сделать 4-х летний восстановительный перерыв. Вернувшись в большой спорт в 1973 году, Леонид завоевал Кубок СССР и поднял в рывке рекордные 183,5 кг.

В 1974 году Жаботинский выполнил рекордный рывок штанги, весом 185,5 кг на чемпионате Вооруженных сил.

После этого Жаботинский закончил соревноваться по состоянию здоровья и перешел к тренерской деятельности, став тренером сборной Вооруженных сил. Он всегда выступал за СКА и в 1970 году окончил Одесское артиллерийское училище им. Фрунзе. С 1987 по 1991 год был военным советником на Мадагаскаре. Уволился в запас в 1991 году в звании полковника.

Целеустремленный и энергичный Жаботинский сумел добиться отличных результатов и вне большого спорта. Он защитил кандидатскую диссертацию в Киевском институте культуры. Работая в Московском торговом институте, получил звание профессора.

В 1979 году по инициативе Леонида Ивановича в Запорожье была открыта СДЮШОР по тяжелой атлетике «Спартак».

Великий штангист носил звание Почетного президента Федерации тяжелой атлетики РФ, был депутатом городского совета Запорожья и президентом благотворительного фонда Леонида Жаботинского.

В сентябре 2015 года Леонид Иванович перенес операцию на ноге, затем микроинсульт. В январе случился тромбоз кишечника, как осложнение после гриппа.

14 января 2016 года Леонид Жаботинский скончался. Он похоронен в Запорожье на Первомайском кладбище.

Первые шаги по помосту

Восхождение Жаботинского на Олимп на­чалось 18 декабря 1953 года, когда Леонид выступил на своих первых соревнованиях по тяжелой атлетике — первенстве харьков­ского областного совета общества «Торпе­до». Тогда пятнадцатилетний мальчик, ве­сивший 82,6 кг, выжал 50 кг, вырвал столь­ко же и толкнул 70 кг, набрав в сумме 170 кг.

Время шло, результаты Жаботинского росли. Вот уже и мастерский значок на груди, и уважение родителей и заводчан. Вот признание на деревне, жители кото­рой наблюдали, как убегает испуганный бык, который не подумавши попер на Жа­ботинского, за что был взят за рога и по­ставлен на колени… Но до настоящей сла­вы было еще далеко.

Впервые на Жаботинского как на пер­спективного спортсмена стали смотреть после первенства СССР, проходившего в 1958 году в Донецке.

Главный бой на этом чемпионате разво­рачивался между Евгением Новиковым, молодым Юрием Власовым — будущим олимпийским чемпионом и конкурентом Жаботинского, и именитым Алексеем Медведевым, который завоевал на тех со­ревнованиях золотую медаль.

Вот какую запись сделал Медведев в своем дневнике после возвращения с со­ревнований в Донецке: «Очень понравил­ся харьковчанин Леонид Жаботинский. Ему всего двадцать лет, он строен, вы­сок — 189 см, весит 120 кг. Сегодня впер­вые выполнил норму мастера спорта. Ко­нечно, четыреста сорок по нынешним вреиенам немного, но если парень будет работать, то пойдет далеко».

Соперник становится тренером

Через год, весной 1959 года, Медведев и Жаботинский снова встретились на подмосковной базе в Тарасовке, где сбор­ная страны вела подготовку к соревнованиям на приз Москвы. Леонид на эти соревнованиях собирался установить новый всесоюзный рекорд в рывке, а Медведев в этом же упражнении — побить мировой рекорд, принадлежавший американцу Норберту Шеманскому.

Понимая, что союзный рекорд в рывке потеряется на фоне мирового рекорда, Жаботинский решил подождать и не идти а рекордный вес. «Я, пожалуй, обожду, мне еще можно ждать», — сказал он тогда Алексею Медведеву.

Если бы не это знакомство с Медведевым, который впоследствии станет его тренером в сборной СССР, Жаботинский мог бы долго откладывать взятие рекорд­ных весов. Несмотря на замечательные физические данные и филигранную тех­нику выполнения упражнений, постав­ленную первым тренером Михаилом Пе­тровичем Светличным, результат Леони­да по сравнению, например, с восходя­щей звездой Юрием Власовым рос очень медленно: на чемпионате СССР в 1961 году Власов набрал невероятную по тем временам сумму в троеборье — 550 кило­граммов.

Когда Власов побил мировой рекорд, Жаботинский выскочил на помост, сгреб рекордсмена в охапку и, крича от радости. поволок за кулисы. «Юрий, молодец, по­здравляю!», — орал Леонид и получил от Власова ответ: «Придет время — ты меня и из спорта, наверное, так же вынесешь».

Власов уже увидел в этом молодом ар­мейце конкурента, но сам Леонид еще и не помышлял о том, чтобы догнать чемпиона и тем более победить его.

На следующем чемпионате СССР в Тби­лиси солдат Жаботинский показал непло­хой результат — он третьим в СССР набрал в сумме трех упражнений 500 кг. Тут он снова встретился с Медведевым, который был неприятно удивлен незначительным приростом поднимаемых Жаботинским весов. В разговоре выяснилось, что Лео­нид не имеет четкой системы тренировок и не ведет учета нагрузок.

Для того, чтобы покорить 500-кило­граммовый барьер, Жаботинский подни­мал на одной тренировке до 5 тонн, в то время как нагрузки других спортсменов, готовящихся штурмовать этот рубеж, со­ставляли от 15 до 20 тонн за тренировку!

Между Жаботинским и Медведевым произошел следующий разговор, отмечен­ный позднее Алексеем Медведевым в его книге «От 500 до 600», рассказывающей про историю взятия казавшегося когда-то недостижимым веса в 600 килограмм в сумме троеборья:

«— Ты можешь очень понадобиться нам на Олимпийских играх в Токио.

— Я? — искренне удивился Леня. — Есть ведь Власов.

— Поставь себе целью догнать самого Власова.

— Догнать Власова? — Леонид улыбнул­ся, как мне показалось, недоверчиво. По­молчал. Потом вдруг сказал:

— Вы только говорите, что нужно де­лать…

— Прежде всего нужно установить стройную систему. Идет ли дождь, валит ли снег, стоит ли изнурительная жара, — три дня в неделю тренировки».

Разговор настроил Жаботинского на по­беду. Вскоре он уже смог стать обладате­лем первого в своей жизни мирового ре­корда — 165 кг в рывке. Украинец на 1 кг превысил мировой рекорд знаменитого американского тяжелоатлета Норберта Шеманского.

В 1963 году в Стокгольме Жаботинский встретился с Шеманским лицом к лицу и…проиграл. Он набрал сумму 527,5 кг и стал третьим после Власова (557,5 кг) и Шеманского (537,5 кг). Правда, и тут Жаботинский поднял рекордный вес, вы­рвав 167 килограмм.

— Алексей Сидорович, — сказал тогда тренеру Леонид, — Стокгольм ведь не единственный город на свете. Есть еще и Токио…

ЭЦЕЛ

После нападения арабов на еврейские кварталы Иерусалима и резни, учиненной в Хевроне (1929), иерусалимская группа сторонников активных действий основала Национальную военную организацию (Иргун цваи леуми; аббревиатура — Эцел), командующим которой вскоре стал Жаботинский, бывший уже за границей.

С приходом к власти в Германии Гитлера (1933) Жаботинский призвал к организации всемирного бойкота немецких товаров и выступил против соглашения Еврейского агентства с германским правительством о переводе в Палестину имущества немецких евреев, отправляющихся туда, подрывавшего, по его мнению, усилия организовать бойкот. В том же году Жаботинский выступил с энергичной защитой членов ревизионистского движения в Палестине, обвиненных лидерами рабочих партий в убийстве Х. Арлозорова. Это обвинение вызвало ожесточенную внутреннюю борьбу в ишуве и привело его на грань гражданской войны.

Стремясь ослабить напряженность, Жаботинский и Д. Бен-Гурион пришли к соглашению о нормализации отношений между ревизионистами и Ѓистадрутом, однако это соглашение было отклонено плебисцитом членов Ѓистадрута. Разрыв между ревизионистами и Ѓистадрутом привел к выходу Союза сионистов-ревизионистов из Всемирной сионистской организации и основанию на Венском конгрессе в сентябре 1935 г. Новой сионистской организации, президентом которой стал Жаботинский. Исполнительный комитет этой организации находился в Лондоне, и Жаботинский в 1936 г. поселился там.

Как выбирают штангу

Работать на заводе и тренироваться было очень трудно. Тренеры видели трудолюбие Леонида, и каждый из них старался нена­вязчиво прорекламировать свой вид спор­та, убедить Леонида, что занимаясь именно им, он достигнет наивысших результатов. Лучше других это удалось тренеру по тяже­лой атлетике Михаилу Петровичу Светличному. Он пригласил ребят из своей секции на показательные выступления именитых штангистов, проходивших на стадионе ХТЗ. В них участвовали Григорий Новак — первый советский чемпион мира, чемпио­ны Европы Марк Рудман и Федор Осыпа.

«Показательные выступления произвели на меня огромное впечатление», — вспоминал потом Леонид Иванович Жаботинский. После этого он стал ходить на секцию тяже­лой атлетики систематически.

Если бы не это показательное выступ­ление, Жаботинский мог бы войти в ис­торию мирового спорта как выдающийся легкоатлет. На Всесоюзной спартакиаде в Москве, где Леонид был самым млад­шим метателем ядра, случился курьезный случай, благодаря которому Жаботинский попал на страницы столичных газет. Юный атлет метнул ядро на 13 метров. До рекорда СССР — 16 метровядро не до­летело, но, приземлившись на 13-метро­вой отметке, оно покатилось дальше и сбило колышек, отмечающий союзный рекорд. Московская газета написала по этому поводу: «Видно, спортсмену Жаботинскому суждено побить всесоюзный рекорд».

Возможно, так оно и было бы. В 19 лет Леонид Жаботинский стал мастером спорта по толканию ядра и бронзовым призером чемпионата Украины. Но к тому времени он уже «заболел» тяжелой атлетикой.

Загруженность у Жаботинского была колоссальная. Кроме работы и трех трени­ровок, Леонид ходил в вечернюю школу, которую успешно закончил в 18 лет. После окончания школы он самостоятельно под­готовился и поступил в Харьковский пединститут.

Учась в педагогическом, Леонид еще не мечтал стать рекордсменом мира. Все что ему хотелось — выполнить норматив масте­ра спорта. Жаботинский показывал непло­хие результаты. Он уже весил 90 кг и гото­вился к чемпионату Харьковской области. На этом турнире он завоевал долгождан­ный титул «мастер спорта» и, одолжив у тренера Светличного значок, гордо при­крутил его к пиджаку Была осень, погода была исключительно противной, сыро, хо­лодно, но, несмотря на это, Жаботинский не застегивал плаща, чтоб все прохожие ви­дели — идет мастер спорта!

Бейтар и итальянские фашисты

Левые политические деятели тех времён имели привычку называть фашистами всех, кто им не нравился. Жаботинского и его соратников они тоже называли фашистами. Давид Бен-Гурион называл Жаботинского «Владимир Гитлер».

В то же время Бейтар активно работал в Италии, используя давнее знакомство Жаботинского с высокопоставленными чиновниками этой страны. Итальянские офицеры готовили еврейских моряков и лётчиков из членов Бейтара. Режим Муссолини не был антисемитским до 1936 года, и на фоне жёстких репрессий против сионизма в СССР не было ничего плохого в сотрудничестве с ним.

Сам Муссолини считал Жаботинского своим единомышленником. В Израиле несколько молодых публицистов (например, Абба Ахимеир) называли себя фашистами (что ничего не меняло, поскольку левые их так называли и без их согласия).

Жаботинский резко возражал против причисления его и ревизионистского движения к фашизму и всегда отстаивал либеральные взгляды.

Признание

Памятник Л. И. Жаботинскому в парке «Трудовой славы» в Запорожье

  • С Леонида Жаботинского написан кошевой атаман в диораме «Войсковая рада на Сечи» в Музее истории запорожского казачества (художник Н. Овечкин).
  • Жаботинский, как и другие советские тяжелоатлеты (Юрий Власов, Василий Алексеев), был кумиром юного Арнольда Шварценеггера. Во время визита Жаботинского в США по приглашению Шварценеггера Арнольд сказал Жаботинскому:
  • В 2016 году в честь Жаботинского была переименована улица Правды в Запорожье. В январе 2017 году в память о Жаботинском была открыта мемориальная доска на доме № 15 по улице Школьной (Героев Сталинграда), где он жил. А в октябре 2017 года Жаботинскому был открыт бронзовый памятник около Аллеи почётных граждан города, недалеко от здания мэрии и Парка трудовой славы. Скульптор памятника — Эльданиз Гурбанов.
  • В 2018 году в честь Леонида Жаботинского Национальным банком Украины была выпущена монета номиналом 2 гривны.

Будни «железного короля»

По возвращении на родину Жаботинский продолжал удивлять мир новыми дости­жениями. Ему не было равных.

18 июня 1967 года в Софии во время то­варищеской встречи он установил новый мировой рекорд в сумме классического троеборья — 590 кг.

«Русскому слава!», — кричали зрители из зала. Украинец Жаботинский не обижался. В то время в СССР национальности спорт­смена не придавали особого значения.

«Состоявшееся вчера выступление ли­дера советских штангистов Леонида Жа­ботинского буквально потрясло всех, ко­му довелось стать свидетелем этого не­обычайного зрелища. Как читатель уже знает, наш дорогой гость ровно на десять килограммов превысил достижение сво­его знаменитого соотечественника Юрия Власова. Но, как ни парадоксально это звучит, всем нам показалось, что Жабо­тинский действовал далеко не на пределе своих сил и в самое ближайшее время сможет еще прибавить», — писала одна из болгарских спортивных газет.

Возможно, Жаботинский мог бы под­нять и больше. Согласно существующим правилам ему снизили результаты до чи­сел, кратных двум с половиной. Вместо 201 кг в жиме было засчитано 200 кг; вме­сто 218,5 кг в толчке — 217,5 кг; вместо 174,5 кг в рывке — 172,5 кг.

«Фактически он набрал тогда 594,0 кг. Для того чтобы набрать 600 кг, Леониду не­обходимо было в тот вечер вырвать 177,5 кг и толкнуть 222,5 кг. Оба эти результата были ему тогда явно под силу», — говорил после соревнований тренер Леонида Алек­сей Медведев.

600 килограммов не покорились, но и результат 590 был ошеломляющим.

«Леонид Жаботинский подвел человече­ство вплотную к шестисоткилограммово­му рубежу. По всей вероятности, взятие его — дело недалекого будущего. Совет­ский атлет находится сейчас в великолеп­ной форме», — писала французская газета «Экип».

«Результат, показанный Жаботинским в Софии, является одним из самых выдаю­щихся спортивных рекордов современно­сти. Если у советского спортсмена на пути к Мехико появятся достойные соперники, можно не сомневаться, что мы станем сви­детелями открытия шестисоткилограммо­вой эры. Это удивительно. Но это — факт», — говорилось в статье венгерской газеты «Непшспорт».

Советский тренер

Когда Жаботинский закончил свою спортивную карьеру, несколько лет он трудился наставником сборной Вооруженных сил.

Когда началась Перестройка, атлет отправился на Мадагаскар. Он работал военным советником и тренировал там советских тяжелоатлетов.

В 1991-м Жаботинский решил уволиться в запас.

На протяжении нескольких лет он трудился в институте предпринимательства и права, что в российской столице. Он был одним из проректоров вуза и курировал безопасность и воспитательную работу.

Естественно, за всю карьеру Жаботинский получал огромное количество престижных званий, наград и титулов. Так, он являлся почетным президентом федерации тяжелой атлетики, был учредителем собственного благотворительного фонда. Эта организация занималась не только поддержкой молодых атлетов, но и оказывала всяческое содействие реабилитации спортсменов-ветеранов.

Кроме того, на территории Запорожья по инициативе Жаботинского был открыт клуб тяжелой атлетики.

Любопытно, что как пенсионер он в свое время входил в сборную по автомобильному спорту столичной ГИБДД. В качестве участника он выступал на стартах в Голландии, Италии, Венгрии…. А однажды даже выиграл один этап этих автогонок.

Битва титанов

В 1964-м Леонид Иванович Жаботинский отправился на Олимпийские игры в столицу страны Восходящего солнца. Считается, что это было самое успешное выступление в спортивной карьере Жаботинского. Журналисты и комментаторы именовали этот поединок не иначе как битвой титанов.

Дело в том, что именно на токийской олимпиаде произошла долгожданная встреча между сильнейшими людьми планеты – Ю. Власовым и Л. Жаботинским. Кстати, некоторые даже не брали в расчет штангиста из США Н. Шеманского.

Огромный зал «Сибуйя», где проводилось состязание двух советских атлетов, не смог вообще вместить всех поклонников спорта. Японское издание впоследствии напишет на своих страницах: «Если вы не видели поединка Жаботинского и Власова, то вы вообще не видели Олимпиады».

Итак, в этот день Жаботинский отставал по сумме от соперника на десять килограммов. Тем не менее он решил заказать себе в толчке феноменальный на тот момент вес — 217,5 кг, и справился с ним. Ему удалось не только установить мировой рекорд, но и взять олимпийское золото.

Между прочим, этот успех спортсмен смог повторить на следующих олимпийских играх, которые проходили в Мехико.

Таким образом, к 1968-му Жаботинский уже являлся первым 2-кратным олимпийским чемпионом в супертяжелом весе. Мог бы победить и на Олимпиаде в Мюнхене в 1972-м. Он признавался тогда, что не сомневался бы в победе. Но история не терпит сослагательного наклонения. Атлет не присутствовал на играх.

Внешняя ссылка

  • Ресурс, связанный со спортом

    (ru)  Олимпедия

     :

Олимпийские чемпионы по тяжелой атлетике в тяжелой весовой категории *

: Филиппо Боттино  • 1924 : Джузеппе Тонани  • 1928 : Йозеф Страсбергер  • 1932 : Ярослав Скобла  • 1936 : Йозеф Мангер  • 1948 : Джон Дэвис  • 1952 : Джон Дэвис  • 1956 : Пол Андерсон  • 1960 : Юрий Власов  • 1964 : Леонид Жаботинский  • 1968 : Леонид Жаботинский  • 1972 : Яан Тальтс  • 1976 : Юрий Зайцев  • 1980 : Леонид Тараненко  • 1984 : Норберто Обербургер  • 1988 : Юрий Захаревич  • 1992 : Ронни Веллер  • 1996 : Тимур Таймазов  • 2000 : Хоссейн Тавакколи  • 2004 : Дмитрий Берестов  • 2004 Дмитрий Берестов : Андрей Арамнов  • 2012 : Наваб Насиршелал  • 2016 : Руслан Нурудинов  • 2020 :
* 1920–1948: +82,5 кг, 1952–1968: +90 кг, 1972–1976: 90–110 кг, 1980–1992: 100–110 кг, 1996: 99–108 кг, 2000–2016: 94–105 кг , 2020–: 96–109 кг

Советский олимпийский знаменосец

Летние олимпийские игры  : Яков Куценко   · 1956  : Алексей Медведев   · 1960  : Юрий Власов   · 1964  : Юрий Власов   · 1968  : Леонид Жаботинский   · 1972  : Александр Медведь   · 1976  : Василий Алексеев   · 1980  : Николай Балбошин   · 1984  · 1988  : Александр Карелин
Зимняя Олимпиада  : Олег Гончаренко   · 1960  : Николай Сологубов   · 1964  : Евгений Гришин   · 1968  : Виктор Маматов   · 1972  : Вячеслав Веденин   · 1976  : Владислав Третьяк   · 1980  : Александр Тихонов   · 1984  : Владислав Третьяк   · 1988  : Андрей Букин
  • Портал тяжелой атлетики
  • Портал СССР
  • Портал украина

Память о Жаботинском

В историю еврейского народа Жаботинский вошел как выдающаяся личность еврейского национального возрождения и один из наиболее крупных национальных лидеров. Целеустремленность, неутомимая борьба за осуществление своих идеалов в сочетании с блестящим полемическим и ораторским талантом и разносторонними дарованиями снискали Жаботинскому как глубокую преданность приверженцев, в особенности из среды молодежи, так и резкую, зачастую переходящую в ненависть вражду политических противников.

Публицистика Жаботинского звала еврейский народ к возрождению. Высмеивая стремление евреев-интеллигентов ассимилироваться в русской культуре, Жаботинский указывал, что только чувство принадлежности к еврейскому народу, к тем духовным богатствам, которые создал на протяжении тысячелетий еврейский гений, могут избавить евреев от ощущения своей неполноценности и вернуть им чувство гордости.

Взгляды Жаботинского основаны на достигнутом в результате тяжелой внутренней борьбы (отраженной в его литературных произведениях) синтезе гуманистического индивидуализма и национализма:

Сначала Бог сотворил человека, не нацию, а человека, и обязанность служения нации человек берет на себя добровольно.

В написанном им в ноябре 1935 г. завещании Жаботинский просил похоронить его там, где его застигнет смерть, и перевезти его прах в Эрец-Исраэль только согласно постановлению правительства еврейского государства, в скором создании которого он был уверен. Но лишь в 1964 г. по решению правительства, возглавляемого Л. Эшколем, останки Жаботинского и его жены Иоанны (1884–1949) были перевезены в Израиль и похоронены на горе Герцля в Иерусалиме.

Именем Жаботинского названы улицы во многих городах Израиля, в частности, в Тель-Авиве и Ришон ле-Ционе. Участок шоссе, проходящий через Петах-Тикву, Бней-Брак и Рамат-Ган называется во всех этих городах «Путь Жаботинского». Во многих городах есть кварталы, названные именем Жаботинского.

Мехико: битвы не получилось

В 1968 году на олимпийском помосте в Мехико действительно должна была состоиться грандиозная битва гигантов. Американцы развернули в прессе сума­сшедшую пропагандистскую компанию, утверждая, что спортсмены США без тру­да победят Жаботинского. Статья в одном из американских спортивных журналов так и называлась: «Бойтесь, Леонид Жабо­тинский!».

Однако чванливые американцы обхит­рили самих себя. В США существует по­рядок: накануне Олимпийских игр аме­риканцы проводят отборочные состяза­ния, победитель которых получает билет на соревнования. Прежние заслуги, прежние результаты в учет не берутся. И вот на отборочных соревнованиях Ро­берт Беднарский, единственный амери­канский тяжелоатлет, который мог соста­вить Жаботинскому хоть какую-то кон­куренцию, устав от многочисленных со­ревнований, проиграл Джозефу Дьюба и Джорджу Пикетту.

«Пара Пикетт — Дьюб готова сокрушить олимпийское господство Жаботинского», «Пикетт — 600, Дьюб — 590. Что противо­поставит им Жаботинский?», — писала американская пресса.

«Когда они сделали такие результа­ты?», — спросил Жаботинский у своих тре­неров.

«Не сделали, а еще только собираются сделать», — ответил Алексей Медведев.

Жаботинский засмеялся.

На этой олимпиаде Жаботинский тоже нес знамя СССР. Только уже на открытии состязаний. Выступление в Мехико пока­зало, что он был достоин этой чести.

Зал «Инсурхентес» не мог вместить всех любителей тяжелой атлетики. Толпы жела­ющих увидеть битву гигантов штурмовали спорткомплекс с улиц. Но битвы не получилось.

Гигант Пикетт схватил «баранку» и ушел с помоста рыдая. Вместе с ним нулевые оценки получили очень сильный швед Юханссон и француз Фультье.

В жиме Леонид Жаботинский и Джозеф Дьюб показали одинаковый результат — по 200 кг, но специалисты сразу поняли — Джозеф проиграл. Жим был его «корон­ным упражнением», и в других упражне­ниях он Леонида нагнать не сможет. Зва­ние олимпийского чемпиона снова оста­лось за советским спортсменом.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.